100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Новость детально

Материалы взяли на исследование
По делу Рамили Саитовой заслушали эксперта-лингвиста

source_preview_60bf39d250f1b2.98968027.jpg


В Кировском райсуде Уфы приступили к исследованию материалов уголовного дела в отношении башкирской националистки Рамили Саитовой. Ее обвиняют в призывах к экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Вчера в суде допросили лингвиста, проводившего экспертизу видеороликов, послуживших основанием для возбуждения дела. Доцент кафедры современного русского языка БашГУ Елена Кислова пояснила специфику проведения лингвистической экспертизы, а также отличие прямого призыва от косвенного. Кроме того, по ходатайству адвокатов подсудимой с заседания «в целях объективности» удалили оперативника УФСБ.

В четверг в Кировском районном суде Уфы прошло очередное заседание по уголовному делу башкирской националистки Рамили Саитовой. С ноября прошлого года она находится в СИЗО по обвинению в призывах к экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Дело было возбуждено после публикации в YouTube нескольких видеороликов, в которых подсудимая заявляла о необходимости демонтировать на Урале все поклонные кресты, а также заставить армян покинуть республику до конца года.

До начала заседания Рамиля Саитова сообщила, что в камере СИЗО холодно, поэтому она вынуждена постоянно включать обогреватель. «Из-за этого у меня пошли морщины»,— пошутила подсудимая, а затем предложила прочитать свое новое стихотворение, которое назвала «Шансон». «Оно посвящено всем узникам уфимского централа и бывшему президенту России Дмитрию Медведву»,— заявила она. Однако полностью прочесть стих подсудимой не удалось — в зал заседания вошел судья.

Адвокат Рамили Саитовой Эльвира Шамсутдинова заявила ходатайство об удалении из зала оперативника УФСБ по Башкирии Романа Мозгового. Он собирал материалы дела, участвовал в обыске квартире Рамили Саитовой и выступал в процессе свидетелем стороны обвинения.

Подсудимая поддержала ходатайство защитников, заявив, что должностное лицо УФСБ «одним своим присутствием оказывает давление на всех присутствующих в зале». Рамиля Саитова уточнила, что опасается за своих детей, которые «могут быть подвергнуты давлению из-за того, что не отказались» от нее, а также добавила, что, по ее мнению, представителей СМИ «контролируют на выходе» из суда.

Несмотря на протест прокурора, судья Азамат Бикчурин попросил господина Мозгового выйти из зала, отметив, что «ходатайство не обосновано», но удовлетворено «в целях объективности».

Рамиля Саитова в очередной раз заявила ходатайство об изменении ей меры пресечения на домашний арест, обосновав его ухудшением состояния здоровья, а также тем, что «изменилась политическая обстановка, прошли выборы и объявлена демократизация общества». Заявление осталось без удовлетворения.

Эльвира Шамсутдинова заявила, что сторона защиты просит вызвать в качестве свидетеля на следующее заседание соратницу Рамили Саитовой — активистку Альфию Узянбаеву, которую, по ее словам, «в рамках дела (оперативники УФСБ) неоднократно искали, но не нашли». Суд удовлетворил ходатайство, госпожу Узянбаеву допросят после того, как будет завершено исследование материалов дела.

Гособвинитель зачитала протоколы осмотра видеороликов, вопросы к специалистам, проводившим лингвистическую экспертизу, и заключения по ее итогам. Экспертизы проводили специалисты Башкирского государственного университета и АНО «Пензенская лаборатория судебной экспертизы». Обе организации пришли к выводу о том, что в выступлениях Рамили Саитовой содержатся признаки побуждения к дискриминационным действиям, незаконной деятельности против органов власти, а также признаки психологического воздействия на аудиторию.

После этого на допрос вызвали одного из экспертов, доцента кафедры современного русского языка БашГУ Елену Кислову.

Рамиля Саитова уточнила, позволяет ли квалификация лингвиста делать выводы о том, что какие-либо высказывания могут трактоваться как фразы дискриминационного характера.

Госпожа Кислова отметила, что лингвист указывает на слова и конструкции, которые «можно интерпретировать определенным образом, а интерпретация этих слов как деяние — это прерогатива следствия». «Лингвист не делает выводов о том, являются ли слова экстремистскими. От своих выводов я не отказываюсь, но в моих выводах квалификация ваших слов как „экстремизм“ не звучит ни в одном месте»,— добавила она. После чего, по просьбе подсудимой, стала объяснять разницу между прямым и косвенным призывом и тем, какие лексические средства используются в каждом случае.

Второй адвокат Рамили Саитовой — Гарифулла Япаров — обратил внимание на то, что эксперту предоставили только видеоролики и протоколы их осмотра оперативниками УФСБ, но не передали стенограмму, без которой «никакое заключение эксперта не делается», а затем уточнил, как Елена Кислова узнала, что в одном из видео «нарушаются права армян». «Ваша подзащитная прекрасно говорит об этом сама, используя наименования национальности „армяне“, „башкорты“, а я лингвист и только анализирую текст», — ответила эксперт.

Следующее заседание назначено на 28 сентября.


Источник


Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru