100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Новость детально

Тренд на устойчивость
Как банки стимулируют развитие ESG-экономики в России

1-rus.jpg

Аббревиатура ESG уже давно перестала быть просто рекламным или маркетинговым ходом. Вопросы окружающей среды, социальные факторы и корпоративное управление стали обязательными для любого бизнеса, будь то IT или горная добыча, который хочет оставаться конкурентоспособным на рынке, привлекательным для инвесторов и прибыльным для акционеров. В России ESG-трансформация началась не так давно, но спрос со стороны инвесторов, как и интерес со стороны компаний, растет. И важнейшими проводниками идей ESG в таких условиях становятся банки, обладающие международной экспертизой и финансовыми возможностями по стимулированию компаний к более активным действиям.

18 мая в головном офисе Росбанка, расположенном в башне ОКО в «Москва-Сити», состоялась конференция Росбанка и ИД «Коммерсантъ» — «Ответственное финансирование как мощная сила позитивных преобразований». Банкиры, ученые, представители бизнеса и научного сообщества обсудили основные тенденции развития и внедрения ESG-подходов в России.

ESG — это критерии, которые интегрированы во все вопросы управления современной компанией. Environmental (окружающая среда) касается вопросов управления отходами, снижения вредных выбросов, обеспечения качества воды и воздуха и пр. Social (социальная сфера) — вопросов безопасного труда, здоровья и благополучия сотрудников конкретной компании и сообщества в целом. Governance (корпоративное управление) отвечает за закупки, прозрачность, управление рисками. «Включение элементов ESG в корпоративную стратегию и отчетность сигнализирует о том, что компания думает о своей будущей жизнеспособности и доходности. Это музыка для ушей инвесторов, которые заботятся о долгосрочном здоровье своих портфелей» — так эксперты PwC характеризуют отчетность ESG. Объем средств ESG-ориентированных фондов и биржевых фондов превысил $218 млрд в 2020 году, увеличившись почти в 2,5 раза по сравнению с предыдущим годом, пишут аналитики Альфа-банка в исследовании «Металлургический сектор на пороге нейтральности». По подсчетам Bloomberg, стоимость мировых активов, объединенных по различным ESG-критериям, может к 2025 году достичь показателя в $53 трлн. А это более трети совокупных активов под управлением.

В 2020 году возобновляемые источники энергии впервые стали основным источником электроэнергии в странах ЕС (38% всей электроэнергии в Европе против 37% электроэнергии, полученной от ископаемых видов топлива), следует из совместного исследования британской Ember и немецкой Agora Energiewende, посвященного европейскому энергетическому сектору. А к 2050 году Европейский союз рассчитывает и вовсе перейти на углеродную нейтральность. В мире возобновляемые источники электроэнергии генерировали лишь 13,4% энергии в 2019 году. Но даже это позволило предотвратить выброс порядка 2,1 гигатонны парниковых газов, по данным Frankfurt School-UNEP Centre и Bloomberg NEF.

И компании, не участвующие в такой трансформации экономики, должны будут смириться с положением аутсайдеров на глобальных рынках, сходится во мнении большинство исследователей.

Новая экономическая реальность, а не PR

91% институциональных инвесторов подчеркнул, что нефинансовые показатели компаний играют ключевую роль в принятии инвестиционных решений, следует из исследования компании EY. К похожим выводам пришли и эксперты Deloitte в исследовании «Проверка климата 2021: взгляд бизнеса на экологическую устойчивость»: «Именно требования инвесторов стали главным мотивирующим фактором для инициатив компаний в области экологической устойчивости». 25% опрошенных консалтерами руководителей компаний намерены увеличить экологические инициативы, несмотря даже на последствия кризиса 2020 года.

«Всем хотелось бы, чтобы страны развивались, качество жизни людей росло, увеличивался ВВП. Но как при этом сокращать энергопотребление и количество выбросов?» — задается вопросом главный экономист Societe Generale Микала Маркуссен. Ведь на сегодняшний день население планеты ежегодно затрачивает 170% доступных ресурсов планеты, идет потребление в кредит у будущих поколений, приводит данные глава устойчивого финансирования Societe Generale Хасина Пи.

Необходима выработка нового политического инструментария на международном уровне, обеспечение стабильного финансирования и свободной торговли. Ведь процесс перехода на принципы ESG по своему масштабу и характеристикам аналогичен процессу глобализации, говорит госпожа Маркуссен. И конечно, корпорациям, которые находятся под экологическим прессингом, необходим доступ к рынкам капитала, ведь экологическая трансформация бизнеса небесплатна как для производителей, так и для потребителей, добавляет госпожа Пи. И в таких условиях банк становится центром экспертизы по глобальным изменениям, подчеркивает председатель правления Росбанка Илья Поляков.

Зачем бизнесу инвестировать в ESG

Есть два типа «зеленых» кредитов. Первый — ставка привязывается к экологическому рейтингу компании. Фиксируется договоренность между банком и компанией, что ставка меняется в зависимости от изменения из ESG-рейтинга. Такие сделки Росбанк проводил в России с компаниями «Полиметалл», «Металлоинвест» и «Русал», например. «Полиметалл» уже даже получил снижение ставки, перечисляет топ-менеджер. К слову, «Полиметалл» стал единственной российской компанией в индексе устойчивого развития Dow Jones. 20% от общего портфеля финансирования компании — «зеленое».

Второй вариант «зеленых» кредитов более продвинутый. Он завязан не только на рейтинге, но и на выполнении определенных KPI в сфере ESG. Они «зашиваются» в кредитный договор. «Если выполнение этих критериев подтверждается международными экспертами, то компания получает снижение ставки. Что касается обратного процесса, повышения ставки за невыполнение ESG-критериев, зашитых в договоре по кредиту, то такие прецеденты есть, их много в международной практике. В России Росбанк пока с таким не сталкивался, но в России слишком маленький трек рекорд выдачи “зеленых” кредитов»,— рассказывает господин Поляков.

Примечательно, что в России лидером по внедрению ESG-практик является горнодобывающая отрасль, хотя на глобальном рынке лидерами являются цифровые и IT-компании. С одной стороны, это ожидаемо, учитывая долю компаний данного сектора в экономике страны. С другой — многие компании сектора имеют международный листинг, работают на глобальных рынках и имеют высокий уровень корпоративной осознанности. Для них это не просто модная тенденция, а возможность повышения стоимости капитала, поясняет господин Поляков.

«Инвесторам важно, чтобы компания хотела меняться, инвестировала в изменения, развивалась в соответствии с принципами устойчивого развития. Конечно, инвесторы учитывают масштабы компании, сложность условий работы и производственных процессов. Важна заинтересованность компании в развитии»,— заключает господин Поляков. И это реальная потребность со стороны клиентов и партнеров на глобальном рынке, согласен заместитель гендиректора по финансам и экономике «Металлоинвеста» Алексей Воронов.

Необходимо как можно больше компаний вовлекать в этот процесс, подчеркнул директор дирекции корпоративного бизнеса Росбанка Алексей Иевлев. Причем это должны быть не только те компании, которые уже прошли процесс ESG-трансформации, но и те, кто только вступает на этот путь, добавляет он. Необходимы инструменты, которые будут поддерживать компании в таком переходе и стимулировать к его совершению. По аналогии с западным опытом в России разрабатывается инструмент трансакционных бондов, рассказал господин Иевлев, который позволит привлечь именно такие компании. Бизнес должен осознать, что инвестиции в ESG-трансформацию — это инвестиции в стабильное стратегическое будущее, заключает господин Иевлев.

Частные инвесторы как новый драйвер развития ESG

Еще одна задача, которая стоит перед банками,— демократизация ESG. Преимущества ESG должны стать доступными не только корпоративным клиентам, они должны «опуститься» на уровень розничного инвестора. Ведь именно он может стать еще одним драйвером развития ESG.

Пока принципы ESG доступны клиентам категории private, но стоит задача интегрировать их в работу с частными инвесторами, говорит старший вице-президент Росбанк L’Hemitage Private Banking Дмитрий Енуков. «Это не прихоть банка, это требование рынка и потребность клиентов»,— подчеркивает он. Банк предлагает своим клиентам портфельные решения по инвестициям в компании с наивысшим рейтингом ESG и инновационные компании. Активно такой диалог с клиентом банк начал вести в 2020 году, рассказал господин Енуков. Банк подбирает для клиентов доходные решения с компаниями ESG и высокую степень защиты от рисков.

ESG — это вопрос накопления экспертизы и накопления данных по рынку и компаниям. И Росбанк своим клиентам такую экспертизу предлагает. Кроме того, банк доносит до розничных инвесторов тему ESG через фонды, через страховые продукты, в оболочку которых можно зашить соответствующие параметры. «Задача, которая стоит перед рынком,— демократизация продуктов ESG, донесение этих принципов не только до корпоративных клиентов, фондов и клиентов категории private, но и до розничных инвесторов и клиентов. Идет процесс трансформации всей финансовой индустрии»,— подчеркивает господин Енуков.

ESG-тематика не панацея, но в целом она более доходная. Ее доходность выше рынка в среднем на 1%. Это одна из основных идей постковидного рынка. Это понимают и компании: ESG им обеспечивает рост стоимости акций за счет нефинансовых показателей, инвесторы к ним идут, компании получают больше средств для развития.

Ключевой вопрос: как донести до частных инвесторов эти принципы? Это как раз задача банков, с которыми они работают. И Росбанк готов к такому диалогу с частным инвестором.

Осталось еще много работы

В России пока только начинается процесс, только идет формирование регуляторной базы, подчеркивает господин Енуков, многие компании традиционных секторов экономики только привыкают, что необходимо раскрывать нефинансовую отчетность и что она реально влияет на стоимость капитала. Согласно данным опроса рейтингового агентства «Эксперт РА», проведенного в феврале 2021 года среди 150 компаний, более 80% российских компаний реального сектора не имеют стратегии устойчивого развития. Но работа идет активно. В 2020 году на российском рынке было уже пять рейтинговых агентств, которые занимались оценкой ESG финансовых инструментов, в том числе облигаций и кредитов. Банк России в феврале 2021 года начал набор сотрудников в новое подразделение, которое будет заниматься именно вопросами устойчивого развития. Повесткой ESG заинтересовался даже президент страны Владимир Путин. На совещании по банковскому сектору весной текущего года он поручил правительству совместно с ЦБ разработать стратегию снижения рисков для российской экономики из-за снижения спроса на активы с высокими климатическими рисками.

Как заключил на конференции «Ответственное финансирование как мощная сила позитивных преобразований» первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов, ESG — это больше не вопрос имиджа. «Проблемы устойчивого развития появились не сегодня — Парижское соглашение было заключено шесть лет назад. Но именно теперь повестка ESG стала строкой номер один в стратегиях всех компаний, а ESG-риск признан классическим финансовым риском. Но пока вопросов больше, чем ответов. Весь мир и Россия пока только на стартовом этапе ESG-трансформации экономики. Пока идет сбор данных, их анализ, выработка единых стандартов таксономии, верификации и учета нефинансовых показателей компаний»,— описал ситуацию господин Швецов.


Источник


Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru