100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Новость детально

Судмедэкспертов подвергают экспертизе
Нарушения в исследованиях приводят к нарушениям в приговорах

KMO_174499_00102_1_t218_160234.jpg

Как стало известно “Ъ”, Верховный суд (ВС) России истребовал из Орловской области для проверки в порядке кассации уголовное дело восьмилетней давности об убийстве. Само по себе оно ничем не примечательно, если бы не судмедэкспертизы, которые стали едва ли не основным доводом для осуждения одного из ее участников, до сих пор находящегося в ИК. Как выяснили адвокаты и подтвердили прокуроры и Росздравнадзор, были искажены или отсутствовали данные о том, кто и когда проводил исследования, расписывался об ответственности за них, а главное — когда и от чего умер потерпевший и была ли смерть насильственной. Однако при вынесении приговора на это внимания не обратили, а сейчас следственные и надзорные органы не увидели оснований для пересмотра решения и привлечения экспертов к ответственности. Судмедэксперт Елена Кучина, известная разоблачением дела «пьяного мальчика», отмечает, что подобные нарушения в бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) встречаются почти повсеместно.

Материалы уголовного дела 46-летнего жителя Орла Вячеслава Савельева поступили в ВС РФ и должны быть рассмотрены 2-м составом уголовной коллегии. Мужчина был осужден еще в декабре 2013 года Северным райсудом Орла, который признал его виновным в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Его приговорили к девяти годам строгого режима, и он до сих пор отбывает наказание в ИК-5 в поселке Нарышкино Орловской области, не переставая писать жалобы на несправедливый, по его мнению, приговор. Само преступление было совершено в феврале 2013 года и представляет собой «классический» пример бытовых.

Вячеслав Савельев несколько дней пьянствовал в своей квартире со знакомыми. По версии следствия, на фоне выпитого между мужчинами вспыхнула ссора с взаимными претензиями. В ходе нее один из гостей — Геннадий Мартыненко, знакомый с хозяином еще с детства,— ударил его. Завязалась потасовка, в ходе которой грубого гостя сначала кулаками избил сам Савельев, а потом приказал сделать то же самое другому гостю — Вадиму Хомчику. Тот наносил удары руками и ногами. Оставив избитого лежать в коридоре, сообщники продолжили выпивать, а обнаружив спустя некоторое время, что мужчина умер, завернули его в простыню и вынесли на улицу, бросив на дороге. Впрочем, неуклюжая попытка сымитировать ДТП не сработала, и в тот же день злоумышленники были задержаны. Сам Савельев утверждал, что лишь однажды ударил ладонью агрессивного гостя и заломил ему руку, а смертельное избиение устроил именно Хомчик. Последний, кстати, об этом заявил и на суде. Однако осуждены были оба на одинаковые сроки.

Бесконечными жалобами Савельева заинтересовался известный столичный адвокат, сам в прошлом следователь, Игорь Чернецкий, который привлек к изучению дела судмедэксперта высшей квалифкатегории Елену Кучину. Помимо прочего она известна тем, что доказала отсутствие алкоголя в крови «пьяного мальчика» из Балашихи и недавно поставила под сомнения выводы СМЭ об обстоятельствах смерти националиста Максима Марцинкевича (Тесака).

Во многом приговор Савельеву основан на четырех судмедэкспертизах, и ни одна из них не выдерживает критики»,— заявил “Ъ” господин Чернецкий.

Елена Кучина уточнила, что эксперт орловского бюро СМЭ провел исследование трупа погибшего, согласно документам, спустя почти два месяца после вскрытия, хотя об эксгумации ничего не говорилось. По ее словам, всего в акте насчитывается более 60 грубых нарушений приказов Минздрава о проведении исследования. Причем речь идет о путанице, начиная с определения времени наступления смерти, описания одежды и повреждений, исследования органов и проч.

«Причина смерти не уточнена, так как механизм образования внутричерепной патологии не установлен, а кровоизлияние могло развиться и от врожденной патологии, например разрыва аневризмы головного мозга, который характерен для злоупотребляющих алкоголем, каким, кстати, был погибший»,— пояснила “Ъ” Елена Кучина. Адвокат, в свою очередь, отметил, что точно так же обстоит дело и с другими экспертизами, касавшимися обследования самих обвиняемых. В частности, проводившие их эксперт или вообще не расписывался за ответственность в акте, или за него расписывались другие лица, непонятно, как и зачем приглашенные к исследованию, поскольку своих выводов они на бумаге не отразили. «Все это однозначно в соответствии со ст. 75 УПК делает все экспертизы недопустимыми доказательствами»,— подчеркнул Игорь Чернецкий, отметив, что все эти «чудовищные» упущения не заметили ни следователь СКР, ведший дело, ни прокурор, ни суд, ни бесплатный адвокат, назначенный Савельеву государством.

Сам осужденный, его нынешний адвокат и Елена Кучина, действующая по доверенности от заключенного орловской ИК-5, написали целый ряд жалоб в прокуратуру и подразделения СКР всех уровней с требованием возобновить расследование по вновь открывшимся обстоятельствам, так как неизвестно, когда и от чего умер потерпевший и какое отношение к этому имеет осужденный. Они также требуют привлечь экспертов к уголовной ответственности за заведомо ложное заключение (ст. 307 УК РФ).

Интересно, что орловское управление Росздравнадзора почти сразу признало ошибки своих экспертов, не имеющих, кстати, нужной квалификации для работы. Прокуратура также их увидела, выдав предписание бюро СМЭ об устранении недостатков.

Однако ни возобновлять следствие по делу, ни привлекать экспертов к ответственности, пусть даже формально, так как срок давности по УК уже истек, никто не собирается. «Мы отовсюду получаем ответы, что приговор суда признан законным, экспертизы допустимыми и нет никаких оснований для реагирования»,— пояснил господин Чернецкий. По его мнению, это связано с тем, что почти все из тех, кто не заметил недопустимые экспертизы семь лет назад, продолжают работать в правоохранительной системе, причем давно уже получив повышение.

Между тем, по мнению госпожи Кучиной, орловское бюро СМЭ отнюдь не выделяется на фоне других, а самые различные нарушения наблюдаются практически везде — в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге, Туле, Томске и т. д. «Сложно сказать, идет речь о некомпетентности, халатности или же умышленном ложном заключении, бывает все, вплоть до подмены трупов или описания в документах ребенка как молодого здорового мужчины ростом 186 см и весом более 80 кг, у которого и вправду можно найти 2,7 промилле алкоголя»,— отмечает Елена Кучина. Однако, по ее словам, такие ошибки вскрываются, лишь когда дело приобретает общественный резонанс.


Источник


Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru