100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Новость детально

Казарму ВДВ разбирают в суде
Через пять лет после массовой гибели десантников началось судебное следствие

KOM_000465_00010_1_t218_220728.jpg

Омский гарнизонный военный суд приступил к рассмотрению по существу громкого уголовного дела об обрушении казармы 242-го учебного центра ВДВ, в результате которого погибли 24 десантника. Как установило следствие, казарма изначально в 1970-е годы была возведена с многочисленными дефектами, а капитальный ремонт, который был в ней выполнен в 2012 году, только усугубил ситуацию. При этом строительно-надзорные функции были возложены следствием на двух офицеров-десантников, которые вместе с другими фигурантами расследования через пять лет после трагедии оказались под судом.

В Омске начался судебный процесс по делу об обрушении в июле 2015 года казармы 242-го учебного центра ВДВ, жертвами которого стали 24 военнослужащих, а еще 20 получили увечья.

В гарнизонный суд материалы дела, насчитывающего больше 400 томов, поступили еще в январе, однако из-за пандемии коронавируса стадия предварительных слушаний растянулась почти на полгода. В их начале в городе прошел многолюдный митинг в поддержку экс-командира 242-го центра ВДВ Олега Пономарева — единственного из 11 подсудимых.

Десантники и просто сочувствующие боевому офицеру держали в руках плакаты «Снять обвинение с полковника Пономарева», «Следователи — менялись, экспертиза — подгонялась. А правда — одна», «Ради памяти ребят — будьте справедливы», «Не дождались объективного расследования, ждем справедливого суда».

Из-за того что ни один зал военного суда не смог вместить всех участников процесса, слушания перенесли в Омский областной суд. Из полусотни потерпевших на первое судебное заседание пришли не больше десятка, в основном родители погибших десантников. Выживший в трагедии Рустам Набиев, ставший настоящим символом жизнелюбия и стойкости духа, в суд не приехал. После обрушения казармы он семь часов находился зажатым между плитами, а затем перенес две клинические смерти и ампутацию обеих ног. В дальнейшем бывший десантник вернулся к активной жизни — обзавелся семьей, занялся спортом, мечтая попасть на Паралимпийские игры, стал вести блог и написал книгу о событиях июля 2015 года.

На скамье подсудимых — 11 человек: это бывший командир 242-го центра ВДВ Олег Пономарев и его заместитель по тылу Владислав Пархоменко, руководители ремонтировавшей казарму компании «Ремэксстрой» Александр Дорофеев и Дмитрий Баязов, бывший заместитель руководителя регионального управления заказчика капстроительства Центрального военного округа Минобороны Александр Савустьян и инженер-инспектор этого управления Евгений Криворучко, а также пять бывших сотрудников Спецстроя РФ и его подразделений — Алексей Дубинин, Игорь Титарев, Федор Ержанин, Николай Гашенко и Григорий Годнюк. Под стражей из них находятся только господа Баязов и Пархоменко. Первый, по версии следствия, пытался сбежать за границу, а офицера обвинили в получении взятки.

Разбирательство началось с ходатайства защитника Александра Савустьяна, который недавно вступил в дело, а потому попросил отложить слушания, чтобы дать ему время на ознакомление. Однако другие адвокаты и их подзащитные, в том числе полковник Пономарев, резко выступили против этого, заявив, в частности, что ждали суда, который, как они рассчитывают, поставит точку в этом деле, почти пять лет. После соблюдения всех формальностей председательствующий в процессе Александр Красиков объявил о начале судебного следствия.

Трагедия в учебном центре ВДВ произошла 12 июля 2015 года, примерно через полчаса после команды «отбой». Рухнувшие конструкции насмерть задавили 24 десантника, сделав еще десяток военнослужащих инвалидами.

По версии обвинения, в основу которой были положены выводы проведенных экспертиз, строительство казармы велось с нарушениями еще в 70-е годы прошлого века. В 2012 году здание признали аварийным.

Начавшийся в нем капремонт, говорится в деле, проводился без проектной документации. Не было учтено и состояние здания: за сорок с лишним лет оно довольно сильно обветшало, заметно износились внутренние конструкции. После замены деревянных полов на бетонные существенно увеличилась нагрузка на строительные конструкции. Не выдержав тяжести, они рухнули, погребя под собой десантников.

«Проведены уникальные комплексные комиссионные строительно-технические судебные экспертизы. Например, специалисты Национального исследовательского Московского государственного строительного университета не только провели геологические, геодезические, натурные и лабораторные исследования, но и с помощью компьютерного моделирования воспроизвели механизм произошедшей катастрофы»,— рассказали участники расследования.

Полковников Пономарева и Пархоменко следствие обвинило в том, что они якобы скрыли от руководства факт проведения некачественного ремонта.
Кроме того, говорится в деле, в декабре 2013 года офицеры приняли решение о заселении казармы, хотя строительные работы там вовсю продолжались. Представителям заказчика, генподрядчика и субподрядчика инкриминировали нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекших большие человеческие жертвы (ст. 216 УК), и злоупотребление полномочиями с тяжкими последствиями (ст. 201 УК РФ).

Как рассказала “Ъ” адвокат Ольга Рыбакова, которая представляет интересы некоторых родственников жертв трагедии, чтобы огласить обвинительное заключение, прокурорам потребуется несколько дней. Затем подсудимые выскажутся, признают ли они вину. На следствии никто из них с предъявленным обвинением не согласился. Защита офицеров, в частности, указывала, что в силу специфики своей службы они не являлись строительными экспертами и никак не могли оценить состояние здания. По версии защиты, следить за техническим состоянием объекта должны были не десантники, а представители аффилированного с Минобороны жилищно-коммунального холдинга АО «Славянка», отвечавшие за безопасную эксплуатацию казармы, однако расследование в отношении них не проводилось. Что касается экспертиз, то, как уже сообщал “Ъ”, первая комиссионная строительно-техническая судебная экспертиза, которую Минюст провел бесплатно, установила лишь причину катастрофы, а дополнительная, за которую следствие уже заплатило коммерческой организации,— неожиданно указала не только почему произошло обрушение, но и кто за него должен отвечать.


Источник


Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru