100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Новость детально

ВС устанавливает снос давности
Строительству нового корпуса суда помешал памятник XIX века

KUF_000874_00002_1_t218_214448.jpg

  В арбитражном суде Башкирии разворачивается процесс, угрожающий потерей объекта культурного наследия XIX века. Руководство Верховного суда республики требует снять охранный статус со здания бывшего Полежаевского пансиона, расположенного в зоне строительства нового корпуса Верховного суда. Против выступает Башкультнаследие.
  В арбитражном суде Башкирии вчера начались слушания по иску Верховного суда республики к региональному управлению по государственной охране объектов культурного наследия (Башкультнаследию). ВС просит признать недействительными три приказа управления, которыми был закреплен охранный статус объекта культурного наследия начала XIX века — двухэтажного кирпичного особняка бывшего Полежаевского пансиона на улице Маркса, 8.
  Как прозвучало в суде, здание было включено в перечень охраняемых объектов приказом 2004 года. В 2017 году перечень был отменен другим приказом, но им же утвержден актуализированный список, куда вошло здание Полежаевского пансиона. В сентябре 2017 года Башкультнаследие еще одним приказом установило возле памятника зону охраны.
  В руководстве Верховного суда республики заявляют, что охранный статус объекта препятствует строительству возле него нового корпуса суда и не дает «в полном объеме использовать свои права и вести строительные и мелиоративные работы». По мнению ВС, приказы Башкультнаследия были приняты с нарушениями: документ 2004 года не публиковался, а последующие приказы утверждались без указания заявителя, который требовал поставить объект под охрану, и без государственной историко-культурной экспертизы.
  Предвосхищая довод об истечении срока давности по делу, представитель ВС сообщила, что в суде узнали об охранном статусе строения только в этом году, когда работы на строительстве вплотную приблизились к объекту.
  В свою очередь, представитель Башкультнаследия Айнур Фархиев сообщил, что приказ 2004 года издавался «в соответствии с нормативными документами, действовавшими на тот момент», а руководству ВС было известно о статусе объекта уже в 2014 году, что подтверждает переписка минкульта республики и председателя ВС Михаила Тарасенко.
  «Мы неоднократно писали о том, что на земельном участке, на котором ведется строительство (нового корпуса суда.— „Ъ“), необходимо провести государственную историко-культурную экспертизу на предмет нахождения на нем объектов археологического наследия. Также указывали, что на данной территории находится Полежаевский пансион, находящийся в аварийном состоянии. Но каких-либо ответов в министерство культуры не поступало»,— сообщил юрист.
  Суд назначил продолжение слушаний на 10 октября. К этому времени ВС обязан предоставить разрешение на строительство нового корпуса, госконтракт, а Башкультнаследие — архив переписки минкульта с господином Тарасенко.
  Здание Полежаевского пансиона признается этнографами одним из первых сохранившихся в Уфе каменных строений. Губернское земское собрание в 70-е годы XIX века купило его на пожертвования для нужд Полежаевского приюта для бедных воспитанников гимназии. Большая часть здания, по данным Башкультнаследия, находится в частной собственности Рамзиля Насырова — бывшего владельца обанкротившегося ООО «Предприятие капитального строительства» АО КПД. Участок, на котором оно расположено, в 2012 году мэрия Уфы передала в безвозмездное пользование ВС для строительства нового корпуса. Строительство здания стоимостью 2,1 млрд руб., площадью 31,5 тыс. кв. м, началось в 2014 году и должно завершиться до конца 2020 года. В ходе строительства старый особняк серьезно пострадал — у него нет крыши, перекрытий, частично заметны обрушения. Масштаб разрушений оценить трудно, так как здание завешено баннером.
  Одна из активисток движения «Архзащита Уфы», выступающего за спасение культурного наследия города, Эльза Маулимшина полагает, что «если следовать букве закона, то шансов выиграть дело у истца нет». «Во всех градостроительных планах города выявленные объекты культурного наследия указаны в приложениях. По сути, они были выявлены еще в 1990-е годы, а затем просто собраны в один перечень общим приказом, поэтому отдельных заявителей на включение здания в перечень быть не могло,— отмечает она.— Но, учитывая судебную практику, арбитражный суд вполне может удовлетворить требования истца. По формальным основаниям приказы минкульта уже отменялись. К сожалению, сохранению объектов старой Уфы эта практика не способствует».
  Генеральный директор компании «Бэйсик консалтинг» Рауль Сайфуллин затруднился спрогнозировать, чью сторону займет суд. «С одной стороны, приказы Башкультнаследия — это нормативные акты, которые не подведомственны арбитражному суду. Есть соответствующая практика Верховного суда России, и представителям управления, на мой взгляд, стоит указать на это в суде. С другой стороны, после внесения объекта в перечень выявленных памятников у Башкультнаследия был год, чтобы определить его дальнейшую судьбу: включить в реестр памятников или признать отсутствие за ним какой-либо ценности»,— отметил собеседник.


Источник


Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru